[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Susanin 
Форум » Кабинеты » Сказочный лес Susanina » Одиночка 3.0 (Всё ради мести)
Одиночка 3.0
Экскурсовод Susanin
[Генерал-майор]
Дата: Среда, 03.10.2012, 15:32 | Сообщение # 1

Сообщений: 910

Подарки: 14 +
Репутация: 44 +
Статус: Ищет вдохновение

Третья редакция моей первой завершённой повести. Немного подкорректирован, доработан, появилась ещё одна глава, немного раскрывающая историю самого героя.

Пролог

- Что печален, старый друг?- спросил молодой парень в неброском камзоле.
- Ты знаешь, вот смотрю на людей, а не понимаю, что ими движет… Каким способом они выбирают тот, или иной путь, принимают решения…- Задумчиво вперил взор на резной стол с сединой в чёрных, как смоль, волосах мужчина.
- Не забивай себе голову всякой ерундой. Разве пристало Богу думать о червях?
- Ты опять за старое, Люцифер? Сколько раз говорил, что они не черви, а равные нам. Пусть не силой, но даром к свободе.
- Только как всегда ты забыл упомянуть, что этим даром не обладаем мы.
- Именно поэтому мы с ними равны.
- Ой, вот только не начинай, Рэндом. Я же знаю, твои Великие планы не более, чем повторение прошлых ошибок с добавлением новых. Так было, есть и будет. Ну. Не злись, давай лучше сыграем, ведь сегодня начало новой партии.
- Тогда иди тасуй и раздавай. Скоро буду.









Экскурсовод Susanin
[Генерал-майор]
Дата: Среда, 03.10.2012, 15:32 | Сообщение # 2

Сообщений: 910

Подарки: 14 +
Репутация: 44 +
Статус: Ищет вдохновение

Кружевной платочек

Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать (с) Цой

Живя в мире, готовься к войне. Так звучит мудрость, передающаяся из поколения в поколение во всех семьях Империи. Сколь себя помнили, жители великой державы никогда не прекращали войн по расширению территории государства, в котором жили. Хотя, знаете, даже понятие мира относительно. Скорее перемирие с окружающими страну государствами. За столетия небольшое княжество подмяло под себя весь север материка вплоть до Степей Древних, в которые не было смысла идти из-за отсутствия плодородной почвы, хотя степняки и приносили некоторые хлопоты гарнизонам. С Востока державу подпирали величественные Драконьи горы, чьи исторические жители часто становились поводом охоты благородных лордов и искателей сокровищ древних ящеров. С Запада Империя граничила с Великой пустыней, к Юго-востоку переходящей в Бескрайние топи. И только нижняя часть страны имела необозначенные границы – на Юге располагались вольные баронства, которые жили в вечном противостоянии друг с другом и Империей на Севере. В бесконечных войнах появились прославленные герои, чьи имена были запечатлены в летописях этого мира, а сами они попадали в имперскую гвардию – элиту войск венценосца.
Об одном таком гвардейце и пойдёт речь в нашем повествовании. Молодой воин тридцати лет по имени Михаил, получивший славу непревзойдённого мечника, мастера двуручного меча. Он был из небогатой, но благородной семьи, вложившей всё в военное развитие своего единственного чада. Его карьера набрала колоссальный оборот, за пару лет службы возвысив человека до звания десятника элитной гвардии. Подчинённые его боялись и уважали. Высшие чины сулили в скором времени добиться звания сотника, а то и тысячника. Казалось, о чем ещё может мечтать человек, у которого жизнь добирается до пика возможного? Конечно, о любви. Михаилу повезло с выбором второй половинки, так как его жена была красавицей, умницей, хорошей хозяйкой… Он искренне любил её. И каждый раз по возвращении из компании привозил букет маргариток – южных полевых цветов, которых у них дома, у Северных предгорий Драконьего хребта, не росло и в помине. Но не всегда же воевать – надо и семье время уделить. Так уже вторую неделю безмятежной жизни Михаил тратил на домашние хлопоты – колол дрова, полол огород, укреплял облицовку двухэтажной виллы и прокладывал террасу в саду.
Вот и сейчас, после очередного весеннего дождя, с тяпкой в руке, он пытался навести порядок на грядках с капустой. Обнажённый по пояс, подставив мускулистую спину нещадным лучам утреннего солнца, ругаясь сквозь стиснутые зубы, пытался продвинуться дальше, увязая по колено в грязи. От хлопковых брюк с яркими лампасами осталась только память в виде рваных испачканных шорт. Пот ручьём стекал с коротко стриженой головы по лицу, собираясь капельками на кончике носа и подбородке.
- Миша! Хватит издеваться над капустой! Иди домой, я заварила чай!- позвала мужа Маргарита, жена воина, именем которой были названы цветы, всегда украшающие стол на веранде.
Пробубнив себе под нос нечто невразумительное, Михаил закинул тяпку на плечо и стал выбираться из огорода, борясь с желанием прорваться напролом сквозь вереницы овощей. Шаг за шагом он оказался у дождевой бочки, что стояла рядом с крыльцом. Умывшись холодной водой и с облегчением вздохнув, гвардеец сел за стол, стоящий на веранде. Молодая жена, поставив перед мужем кувшин со свежезаваренным травяным чаем, причитала:
- Вот что ты сделал с грядками? Что это за спирали вместо дорожек?
- Но, зая, я воин, а не огородник! Мне впору крушить врагов направо и налево, а не прокладывать дорожки тяпкой…- каждое слово молодой гвардеец сопровождал соответствующими жестами.
- Ой, нашёлся воин! Вот закончится война с баронствами, я с тебя всю шкуру спущу. Нужно ещё крыло левое увеличить на две комнаты, сарай достроить, канал провести…- начала перечислять Маргарита.
Но Михаил её не слушал, а с духовным умиротворением созерцал раскинувшийся пейзаж, попивая чуть тёплый чай да разминая уставшие суставы. Как вдруг его покой нарушило радостное детское лицо. Александр – младший сын Михаила.
- Папа, расскажи сказку!
- Сашенька, а не рано ли для сказок?
- Ну, паапа!
- Расскажи сыну сказку, что тебе, времени жалко?- отвлеклась от хозяйственной демагогии Маргарита и встала на сторону сына.
- Хорошо, сынок,- Михаил сделал ещё один глоток чая, быстро соображая, о чём можно рассказать сыну.- Давай я тебе расскажу сказку о том, как кролик страха лишился…

…В те далёкие времена, когда на небе было два солнца, а сочную траву ещё не топтали людские ноги, на земле царствовали вольные звери, где каждый – личность, каждый со своим неповторимым характером, символизирующим то, что впоследствии вобрал в себя человек. Тигр – свобода, петух – гордость, бык – сила, мышь – целеустремлённость… И так с каждым зверем. Но где есть те, кто блещет светом и излучает харизму, там часто найдётся тот, кого накроет тень чужой славы.
Под раскидистой кроной цветущей ивы в тёмной нише переплетения корней, прижав к дрожащему телу пушистые лапки, сидел кролик. Небесно-голубые выпученные глазки бегали из стороны в сторону в поисках опасности. Ушки-лопухи ловили каждый звук, сообщающий о приближении несуществующих врагов.
Одним из таких «мнимых» хищников был мудрый орёл, кой рассекал небесную высь, норовя пробить купол своим мощным крылом. Вдруг он стал опускаться на землю, медленно кружа спиралью и приземляясь перед входом в укрытие пушистого трусишки.
- Здесь никого нет!- раздался дрожащий голос из тёмной норки.
- Тогда я настолько стар, что со мной стали разговаривать духи,- вторил орёл.
- Ты не стар, твой дух молод и мудр.
- Тогда выходи, коль мудрости не боишься, а впитать её желаешь.
На ватных лапах пушистый комочек со страхом выполз под лучи солнц, прижав ушки к телу.
- Почему ты боишься всего, что окружает?- задал вопрос орёл, глядя на кролика, прищурив один глаз.
- Вокруг все наделены силой, умом, чем-то, что выделяет его, возвышая над остальными, а я? Жалкая тень, на которую охотятся сильнейшие.
- Почему так цинично? Творец одарил каждого способностями.
- Но не меня! Страх гнетёт, живу на грани сердечного приступа.
- Ты видишь обратную сторону, взгляни иначе: ты быстр и ловок, способен услышать врага за мили.
- Увы, но враг мне – каждый хищник.
- Докажи, что ты достоин уважения, и тебя признает часть охотников.
- Как? Что мне сделать?- начал цепляться за надежду кролик.
- Рискни сразиться с ветром.
- Он быстр…
- Но ты не медленнее.
С этими словами орёл взмыл в небо, оставив задумчивого пушистого кролика в одиночестве.
Уже приевшийся страх раздирал трусливого зверька, но всё же в нём поселилась мысль: «Рискнуть!»
Полный решимости маленький зверёк сделал то, чего боялся всю жизнь – вышел в поле и воззвал к духу Ветра.
- Ветер! Ты быстр, а от этого горд! Я,- голос чуть дрогнул,- вызываю тебя на соревнование! Сразись со мной в скорости, коль не трусишь!
Удивился Ветер, ибо никто боле не предлагал такого…
- Негоже мне бояться такого зверя.
С этими словами кролик и Ветер помчались по намеченному маршруту. Длинные лапы с трудом набирали скорость, маленький зверёк отставал на пару метров, не зная, что Ветер насмехается над ним, особо не разгоняясь, подстрекая бегуна стремиться к цели.
Несколько ярдов – и финиш. Им оказалась тоненькая речушка, пересекающая кустарник орешника.
Миг – и чемпион пересёк её, оставив кролика в доли секунды позади. Ветер колыхнул листву, торжествуя победу. Кролик же, наоборот, поник головой, выдавив сквозь слёзы:
- Я ничто.
- Не скажи,- возмутился Ветер.- Ведь ты первый, кто рискнул сразиться со мной в скорости! За это ты достоин славы Героя. Тебе больше некого бояться, ибо ты отважнее всех.
С этими словами Ветер умчался восвояси, оставив счастливого кролика на новом пьедестале Славы…

…Закончив рассказ, Михаил обновил чай в стакане и промыл подсохшее горло. Александр с раскрытым ртом продолжал смотреть на отца, ещё до конца не осознав, что история закончилась…
- Здорово! А о чём была эта история?- спросил сын воина.
- Как о чём?! О кролике, конечно!- удивилась Маргарита, вместе с сыном слушавшая Михаила.
- Эта сказка была о том, что какими бы ни были преграды, насколько сильным бы ни был твой враг, не стоит убегать от судьбы, а смело вступать в схватку,- чуть пофилософствовал гвардеец, но, увидев смущение на лице ребёнка, поправился.- Ты поймёшь это, когда вырастишь.
Мальчик, через секунду забывший о том, что ему рассказывали, тут же побежал играть на задний двор. Улыбающаяся жена нашла для себя какое-то срочное дело в доме, а Михаил вернулся к своему любимому занятию – созерцанию, от которого его недавно оторвал сын. Как же удивительно осознавать, что здесь, на Севере, тишь и благодать, тогда как на Юге идут нескончаемые войны и кровопролития…
Но его покой был не долог. На горизонте показалось облако пыли несущегося во весь опор всадника. Судя по знамени, развивающемся за его плечами,- это был кто-то из гвардии Императора. С огорчением цокнув языком, воин встал из нагретого разгорячённым телом кресла и вышел навстречу гостю. Поднятая вверх правая рука с зажатым кулаком была встречена приблизившимся всадником улыбкой и встречным воинским приветствием.
- Мира твоему дому, Михаил,- поприветствовал гвардеец.
- Мира тебе, Кейр. Какими ветрами в наших краях?
- Попутными. Император желает видеть всю элиту в сборе под стенами барона Свесла. Барон рьяно сопротивляется, а его разгром будет означать весомый перевес в нашу сторону. Собирайся, нет времени ждать.
Тяжело вздохнувший Михаил, опустив плечи, пошёл вглубь дома, не пригласив соратника зайти. Вот так и закончился отдых… За входной дверью стояла бледная жена. Она всё слышала и не останавливала своего мужа – это его долг перед Родиной. Маргарита проследовала за ним в святую святых оружейную комнату. Манекены с доспехами, крепежи с оружием всех видов… Разодранные штаны весомым грузом упали на землю. Вместо них Михаил одел пахнущие свежевыделанной кожей фехтовальные брюки. Обул в такие же новые сапоги на твёрдой подошве. Подпоясал заправленную кожаную куртку, одел поверх неё подкольчужную рубаху и саму кольчугу. И, как завершающий штрих величественного воина, героя кровавых битв и жарких турниров, поверх всей этой кожаной невзрачности, он облачился в стальные доспехи из рифлёных пластин. Они намного легче цельных доспехов, но во сто крат прочнее, поскольку сталь соскальзывала с них, не успевая проделать брешь. Маргарита, всё это время помогавшая с застёжками, благоговейно подала с поклоном стокко – обоюдоострый двуручный меч, которым Михаил заслужил славу мастера. С ним он прошёл всю свою военную карьеру, и не собирался останавливаться на достигнутом. Принятый из рук жены воина меч был пристёгнут за спиной, чтобы было легко вытаскивать на скаку. Ещё несколько штрихов: клинок за голенище, стилет на пояс.
- Что это?- спросил Михаил у жены, чувствуя небольшой дискомфорт в районе левой груди под доспехом.
Маргарита смутилась и покраснела:
- Это мой подарок тебе в знак скорого возвращения домой. Кружевной платочек с изображением нашего герба и моими любимыми маргаритками…
Михаил улыбнулся и, прильнув к молодой жене, страстно поцеловал на прощание в её нежные губы…
- Я скоро вернусь. Скоро…- с трудом отстранился он от любимой и вышел из дома.
Каждое такое расставание даётся с трудом, особенно, когда понимаешь, что велик шанс не вернуться с очередной кампании.
Пока Михаил седлал вороного коня, жена принесла запас продуктов на несколько дней, а, когда два всадника умчались под шум радостной детворы, Маргарита со слезой на щеке проговорила тихим, сиплым голосом: «Возвращайся скорее живым…»









Экскурсовод Susanin
[Генерал-майор]
Дата: Среда, 03.10.2012, 15:33 | Сообщение # 3

Сообщений: 910

Подарки: 14 +
Репутация: 44 +
Статус: Ищет вдохновение

Во славу Империи!

Никакого пути назад вообще не существует, ни для кого. Это просто очередная успокоительная сказка, из тех, что так хорошо заменяют нам колыбельную… (с) Макс Фрай «Простые волшебные вещи»

- Готовность номер один! Когда лучники выйдут на первую позицию, мы переходим к стенам под прикрытием наших стрелков, защищая лесников. Там, как всегда, рассредоточиваемся по стене, удерживая позиции. Дальше по обстоятельствам,- отдавал последние команды Михаил, собравшимся вокруг него десяти воинам.
Все бывалые рубаки, прошли с ним ни одну битву. И на всех можно положиться. А доверие в бою, пожалуй, самое важное качество для воина. Ведь если не доверяешь воину справа от тебя, то, не ровен час, и он усомнится в тебе, открыв твой незащищённый бой наступающему врагу ли, вражеской стреле ли.
Уже неделю шла осада замка барона Свесла. Это только в книгах и балладах армии победоносной поступью сметают всё на своём пути, свергая замки врагов в гиль. В жизни же за каждый клочок земли приходится проливать немалую кровь. А замки баронств были готовы к любым вмешательствам извне вплоть до отсидки в осаде до нескольких месяцев… Но императора долгая осада не устраивает. Поэтому в бой идут лучшие солдаты, элита.
Михаил три недели был вдали от родного дома в предгорьях Драконьего хребта. За это время щеки впали от переутомлений, но живой огонёк в глазах разгорелся в настоящий пожар, ведь он в своей стихии… Доспехи потеряли свой блеск, родовой герб на левой пластине груди стёрся от скользящих ударов и стрел, сапоги потеряли новизну из-за вездесущей грязи. Стокко и стилет вновь отточены и готовы пуститься в боевой пляс.
Уныло прогудел рог – сигнал к наступлению.
Лучники бегом помчались вперёд, на ходу нарушая ровный строй, рассредоточиваясь по всему периметру. Их залп был командой к выдвижению мечников и лесников. Под прикрытием щитов десятки воинов подошли к стенам. Сверху пытались их остановить бросанием камней и кипящим маслом. Это приносило свои плоды, но не в тех количествах, и в скором времени всю стену твердыни украшали лестницы грубой обработки, сколоченные за ночь умельцами из прилегающего к осаждающего лагеря дубравника. Махнув рукой, Михаил начал взбираться вверх первым, подавая пример своему десятку. С оглушительным «ура!» он влетел на стену, размахивая своим двуручным мечом, разящим каждого осмелевшего подойти слишком близко. Прошло меньше минуты - весь десяток был на стене и, разбившись на пятёрки, удерживал пятачок на вражеской территории. Умелое командное противостояние превосходящим силам противника – залог ежедневных тренировок. Не зря Михаил гонял свой десяток, который даже император признавал одним из лучших. Размашистые удары и пируэты сменялись глухой обороной и скупыми выпадами. Когда на стене противник уже не мог удерживать позиции, началась бойня. Врага сгоняли в кучу и либо убивали, либо сбрасывали со стен. Мир жесток, и на войне нет места жалости.
Как-то получилось, что Михаил оторвался от своих воинов в пылу бессмысленных убийств. Туманная дымка заволокла глаза. Он видел только перед собой, дав возможность звериным инстинктам править кровавым балом. На уровне интуиции он взмахивал мечом, то предотвращая удар, то нанося свой, смертельный. Только через несколько минут он понял, что вокруг уже нет ни врагов, ни соратников. В груди горело, дыхание вырывалось с хрипом. Тяжело вскинув стокко на плечо, Михаил, вдавливая каждый шаг в известняк стены, побежал в сторону центрального оплота, который уже штурмовали объединившиеся воедино десятки элитной гвардии императора.
- Во славу Империи!- слышались крики со всех сторон.
Но никто не решался ворваться в уже выломанные ворота – засевшие в замке арбалетчики барона Свесла унесут немало жизней воинов императора, рискнувших ворваться в выломанные ворота. Михаил, понимая, что надо что-то делать, начал расталкивать застывших соратников. Машинально сняв с одного из своих воинов шлем и одев на себя, он вдруг резко сорвался вперёд, занося для удара свой двуручный меч. «Во славу Империи!»- раздался оглушительный крик. Михаил ворвался в оплот врага, на ходу пригибаясь, пропуская над собой рой болтов, способных пробить самый крепкий доспех. Боевой порыв ещё не угас, поэтому один снаряд, попавший всё-таки в сочленение грудных пластин, не принес должной боли. Но первый толчок был дан. Следом за ним помчался его десяток. И с ними остальные. В боевом порыве, сметая одного за другим, клин бывалых бойцов прорывался сквозь оцепление этаж за этажом, захватывая вражеский замок и приближаясь к последним этажам, где держал оборону сам мятежный барон Свесла. Михаил, на пике человеческого острия, с яростью рубил своим мечом направо и налево, не замечая боли в левой части груди, пронзённой болтом.
Несколько минут, казавшихся вечностью сражающимся воинам, перенесли битву на верхние этажи. Кровь пульсировала в головах каждого участника битвы. Михаил, первым вбежавший на верхний этаж, где находятся покои барона Свесла, первым же и упал от потери крови…
… Раннее туманное утро. Михаил, с перебинтованной грудью, седлал коня. Бледное лицо и ещё больше впавшие щёки – результат короткой осады и недавней битвы, оставившей временный отпечаток. Доспехи сгружены на тяговую лошадь – их ждал радужный визит к кузнецу, сам воин остался в одной рубахе, чтобы не затруднять дыхание. А из нагрудного кармана торчал постиранный платочек его жены. Когда болт пробился в сочленение доспехов, то серьёзного ущерба он не нанёс, но от движений рана расширилась, вызвав большую потерю крови, залившую всю одежду и, в том числе, платочек Маргариты. Но сейчас на нём новая рубаха, платочек постиран, а душа поёт, ведь после очередной победы герой возвращается домой, к родному очагу.
День за днём, ещё прохладными ночами и жаркими днями, по лесам и полям, Михаил мчался к родному домику у северных предгорий Драконьего хребта. Скакунов приходилось менять на каждой заставе, но это не омрачало героя. Лицо его сияло, а в придорожной сумке покоился букет так любимых дорогой женой маргариток.
… И вот, наконец, долгожданная цель. Очередной конь под Михаилом тяжело дышал, через раз всхрапывал, а ведомый в поводу жеребец, груженный доспехами, чувствовал себя более уверено, хотя тоже устал.
Но вдруг конь остановился. Сердце воина кольнуло. Лицо окрасила гримаса боли и недоумения. На том месте, где раньше стояла его вила, зияла пустота. Выжженная пустошь. Ничего. На милю вокруг, вплоть до горизонта, только пепел.
Михаил тяжело слез с коня, впервые в жизни запутавшись в стремени. На ватных, подгибающихся при каждом шаге ногах, он подошёл к тому месту, где когда-то было крыльцо. И упал на колени. Грудь прерывисто вздрагивала, глаза отказывались верить тому, что видят. Руки обречённо упали на землю. Мгновение, и ладони сжались в кулаки. Спазм в горле перешёл в истошный крик. Судорога свела тело. Слёзы только-только начали стекать по трясущемся щекам.
- Нет! Как?! Кто?!- неузнаваемым голосом закричал лишившийся родного дома рыцарь.
- Правда, красивое зрелище?- за спиной Михаила раздался мужской ехидный тембр.
Воин резко поднялся и развернулся в сторону говорившего. Это оказался среднего роста демон, чей оскал выражал наслаждение раскинувшимся пейзажем.
- Кто ты?!
- Позволь представиться. Гонец его демоничества, Люцифера, Война. Согласись, достойное моей персоны явление в этот мир?- спросил демон, разводя руками. Через мгновение он уже смеялся трескучим голосом, подобно языкам пламени, пляшущим на разгорячённых углях.
- Так это… ты!- через мгновение в его руках уже был верный двуручный меч.
Но демон с очередным приступом смеха просто исчез прямо перед появившимся у его лица клинком. Михаил остался в своём горе один на поле, покрытом пеплом, с улыбающимся лицом демона перед внутренним образом…









Экскурсовод Susanin
[Генерал-майор]
Дата: Среда, 03.10.2012, 15:34 | Сообщение # 4

Сообщений: 910

Подарки: 14 +
Репутация: 44 +
Статус: Ищет вдохновение

Путы славы

Усилие сделало некоторых великих людей известными. Еще большее усилие позволило другим великим людям остаться неизвестными. (с)Идрис Шах «Размышеления»

Выкрашенный яркими белилами кабинет негостеприимно смотрел развешенным вдоль стен оружием на входную дверь. В его лоне, в гостевом кресле под прожигающим взглядом седовласого статного мужчины, облачённого в роскошные, но броские одеяния начальника гвардии его венценосного величества, сидел Михаил. Ноздри командира раздувались, готовые пустить пламя, уголки глаз подёргивались, но это никак не меняло мёртвый взгляд подчинённого.
- Ты не можешь так просто уйти!
- Могу, сэр. Не препятствуйте мне. Просто распишитесь на рапорте, и мы забудем этот инцидент.
- Я не подпишу документ,- начальник стукнул кулаком по шикарному столу из красного дерева.
- Тогда я просто уйду,- Михаил встал и направился к выходу.
- Это будет приравнено дезертирству!
Но последних слов молодой воин уже не слышал. Главное он сделал – отдал рапорт тысячнику гвардии, а остальное его уже не волновало. Осталось зайти к кузнецу, и Михаила больше ничто не держит в Столице Империи.
На улице только начинался день, просыпался городской люд, а в главных воротах уже толпились селяне со своим товаром для торгов на рыночных площадях.
На одну из таких площадей и направился бывший гвардеец императорской элиты.
Здесь, среди витрин городских лавок и грубо сколоченных торговых площадок селян, было ещё пусто, Столица только-только просыпалась под песнь кузнечных молотов и дурман пекарен. Люди, подобно колосьям в чисто поле, медленно выходили на улицы, набирая разгон, просыпались.
У края площади на наскоро срубленном постаменте некий человек с одержимым порывом что-то вещал медленно собирающимся вокруг него людям. Широко размахивая руками, он уверено внушал некую мысль, которую Михаил не слышал, да и не хотел услышать. Он вообще не мог думать ни о чём, кроме Маргариты и демоне, злосчастном демоне...
- Эй ты! Да, ты!- оратор попытался привлечь внимание рыцаря, но тот не обернулся.
Тогда агитатор спрыгнул с импровизированной трибуны и нагнал воина, быстрым рывком развернул его к себе лицом:
- Очнись, дитя пророчества, очнись, ибо пламя преисподней смыкает петлю! Прими неизбежность, прими, иначе падёшь пеплом предков!
- Что ты несёшь, безумец!- оттолкнул Михаил приставшего к нему человека, но не рассчитал силы.
От сильного толчка проповедник стукнулся головой о косую стенку прилегающего к площади здания и упал замертво.
- Буяним, сэр Михаил?- за спиной смотрящего будто в трансе на вытекающую из мёртвого тела кровь рыцаря возникла фигура облачённого в чёрный плащ человека.
- Что тебе нужно, вор?- с нескрываемым презрением спросил лишившийся семьи и дома воин.
- Следи за языком, почтенный, поскольку пред тобой тень Гильдии. И твоя судьба в моих руках. Прошу проследовать за мной.
- По какой причине?!
- Делаешь вид, что не знаешь?- удивился вор.- Измена Родине!
… Тайная канцелярия Императора, или в простонародье Гильдия Воров, прозванная так из-за своей специфики работать в тени, марая руки во всей грязи, в которой утопает страна в мирное время под чутким руководством придворной знати. И тени – следователи-криминалисты этой организации, действующей во всех уголках страны. И один из них заинтересовался Михаилом.
В тёмной, лишённой подлинного освещения комнате с единственным факелом у входа, за видавшем виды, но крепким дубовым столом сидел рыцарь. Его вид был сломлен, что не мудрено – нависающие, покрытые мхом стены давили, поглощая разум заточённого в них человека.
Но это лишь первый, поверхностный взгляд на происходящее. На самом деле Михаила нисколько не волновало его местонахождения и причины, которых, кстати, он так и не понял.
- Ну что же, Михаил. Десятник элитной гвардии его венценосного величества. Что ты скажешь в своё оправдание? Или подпишешь признание сразу?
- Признание в чём?
- Ну, вы меня огорчаете,- следователь был молодым парнем с только распушившимися усами.
Как он попал в такую серьёзную организацию, было уму непостижимо. Но, раз он носит метку тени, значит, того стоил.
- Я вас не понимаю. И можно побыстрее. Я тороплюсь.
- Торопитесь сбежать из города?
- К чему вы клоните?!
- Сэр Михаил, от лица Гильдии Воров, властью, данною императором, я, Фере Ранк, обвиняю вас в измене Империи по поправке тринадцать точка шесть к статье закона о демонопоклонничестве за призвание в мир подлунный демона человеческой жертвой.
- Да ты с ума сошёл?!- обвиняемый в порыве вскочил из-за стола, но в ту же секунду в помещение ворвалось два охранника с обнажёнными мечами.
Михаила разоружать не стали, поскольку не было дураков, кои захотели бы устроить баталии в сосредоточии имперских спецслужб.
Рыцарь сел обратно, сжав до хруста костяшек кулаки.
- Что вы скажите в своё оправдание?- невозмутимо осведомился следователь.
- Я отдал большую часть своей жизнь служению Империи, я брал приступом в первых рядах все нынешние центральные города страны, я проливал кровь невинных, и всё ради того, чтобы какой-то сопляк обвинял меня в преступлении, которого я не совершал, а, наоборот, стал жертвой. Вместо того, чтобы искать того демона, вы взялись за самую уязвимую нить этой цепи и решили всё повесить на неё. Видимо, пришёл конец государству, раз даже тайная канцелярия не держит клятвы, данной Венцу.
Ранк побледнел. Но не успел ничего ответить – дверь открылась, а вовнутрь вошёл тысячник элитной гвардии императора.
- Что вы здесь делаете? Это не в вашей юрисдикции!
Вместо ответа он получил пергамент с ярко выделяющейся печатью самого венценосца. Быстро пробежав глазами по тексту, следователь откровенно разозлился, но, видимо, содержимое документа было настолько «убедительным», что он произнёс:
- Можете быть свободным, сэр Михаил. Но учтите, Гильдия будет вести дело на вас, пока с демоном не будет покончено.
… Покинув наконец-то злосчастное здание Тайной Канцелярии, Михаил впервые за весь промежуток времени заговорил со своим военачальником:
- Зачем?
- Зачем что? Вытащил твою никчёмную шкуру из лап следователя? Или бился лбом о мраморный пол тронного зала, выбивая тебе имперское помилование? Пойми, Михаил, из трёх подвластных мне сотен, из тридцати десятников ты единственный, которого я действительно уважаю и ценю, как воина. Твоё имя у всех на устах, тебя узнаёт каждый от нищего до дворянина, а исчезновение твоё приведёт к такой шумихе, что даже Осенняя революция и рядом не стояла. Но раз ты всё-таки решил уйти, то я не буду тебе препятствовать. Хотя, признаю, я всё ещё надеюсь на то, что ты одумаешься…
Он ещё что-то рассказывал, о долге чести воина, что смерть жены не повод срывать заранее намеченные планы, что он походатайствует перед императором и выбьет звание сотника, но Михаилу было всё равно. Теперь он ясно понимал, что в Столице ему делать нечего.
На улице был уже вечер, поэтому, попрощавшись с тысячником, рыцарь отправился в кузницу, где его должна была дожидаться проверенные временем и боями латы. Серые стены сменяли друг друга неохотно, напоминая казармы, в которых приходилось жить Михаилу во время службы салагой пятнадцать лет назад.
В Империи, где война дело обыденное, призывали к службе всех детей в возрасте пятнадцати лет. Первый год шла общая подготовка, где выявлялось, на что способен будущий боец армии. После уже шло распределение по направлениям и два года готовили воинов той или иной специализации. Михаил попал в тяжёлую пехоту за своё телосложение: он был широкоплеч, вынослив, холоден в принятии решений. И это сыграло ему на руку три года назад, когда Империя чуть было не потеряла Столицу. В решающем бою, он поднял павшее в самом начале сражение знамя и помчался под плотным обстрелом лучников противника в плотный строй пехоты, прорубая путь к сотнику инженерной бригады. Но он даже не подозревал, что за ним увяжется добрая половина соратников. В этой неожиданной контратаке была выиграна самая сложная битва войны с Королевством Востока, располагавшимся у подножия Драконьих гор. Тогда-то Михаил и стал гвардейцем императора и сразу удостоился звания десятника, а в качестве премии – надел земли на ново захваченной территории, где всего несколько месяцев назад явился в этот мир демон, унёсший с собой жизни любимой и сына.
Кузнец был рад рыцарю, хотя с тоской прощался с ним, видимо осознавая, что не просто так хмур гвардеец. Но, получив расчёт, он удивил на прощание Михаила, неожиданно схватив на рукав и горячо шепнув в лицо:
- Чудовище из преисподней в Мирном лагере.
Уже после гвардеец благодарил мастера ковки за наводку, но в тот момент его подхватил невольный порыв – он коршуном вылетел из кузницы и помчался к своему временному жилью – таверне около расположения гвардейских частей. Там его ждала поклажа, оставшаяся с последнего похода – всё его имущество.
Но не только безмолвные вещи ждали его - десять закалённых в боях рослых мужчин, в полном боевом облачении приветствовали своего командира.
- Решили уйти, не попрощавшись, милорд?- начал беседу, как водится в таких кругах, представитель один от всех.
- Я знал, что вы всё равно явитесь проститься, не хотел показывать свою привязанность,- отшутился Михаил, с болью глядя на тех, кто прошёл с ним сквозь огонь, воду и гранит крепостных стен.
- Сэр… Вы же знаете, что могли попросить нас пойти с вами, и мы бы непременно пошли?
- Конечно. Поэтому я не хочу вас звать. Это только моя битва, только меня ждёт клеймо дезертира, и впутывать вас в это я не хочу. В будущем у вас будет ещё много боёв, побед, сложных выборов, но помните мой пример того, как не стоит поступать…
- То есть нам не стоит отказываться от карьеры ради любви? Тогда ради чего нам жить, командир?!
- Я… не знаю. Мне просто хочется уберечь вас, вы стали мне младшими братьями, пусть некоторые из вас и старше меня. Моё имя очернено, завтра все будут знать меня, как врага народа. Прощайте, мне нужно уйти, пока врата на ночь не закрыли, иначе с утра я умру от позора нацеленных глаз.
- Прощайте командир. Но знайте, что эта клевета не уйдёт дальше уст глашатаев. Та слава, которой вы себя покрыли, не даст родиться презрению в сердцах благодарных.
Михаил отдал честь своим бойцам взлетевшим к небу кулаком и отправился к располагавшимся невдалеке воротам. Но буквально через несколько секунд вечернюю тишину прорвал дружный крик десяти глоток:
- Виват, Михаил, виват!
Ещё долго этот крик разрывал ночную тишину. Даже когда бывший гвардеец скрылся за воротами, этот клич разносился над городом, возводя дань памяти покинувшему строй герою, выбравшему путь одиночки.









Экскурсовод Susanin
[Генерал-майор]
Дата: Среда, 03.10.2012, 15:36 | Сообщение # 5

Сообщений: 910

Подарки: 14 +
Репутация: 44 +
Статус: Ищет вдохновение

Одиночка

«Жизнь - это одиночество ... В эту минуту перед каждым стоит своя, только своя задача, и каждый должен сам ее решить. Ты совсем один, пойми это раз и навсегда»
(с) Рэй Брэдбери


Лёгкий ветерок, несущийся от глади Тигриного озера, незаметно проникал сквозь отливающие серебром латы и пожирал накопленное телом тепло. Да только человек не замечал этого. Седые, длинные волосы ниспадали на лицо, скрывая подслеповатые пустые глаза цвета моря. Высокий, гордый стан был сломлен и сгорблен от тяжести душевной ноши. Двуручный меч в перевязи за плечами, чтобы можно было легко вытаскивать, стилет, прикреплённый к ремню рядом с увесистым кошельком, при каждом шаге ударялся о кольчужную сетку, вызывая колебания воздуха резкими звуками удара металлов, полупустой мешок за плечом, изредка поправляемый, дабы не упал. Вот и весь декор рыцаря, что неустанно идёт к своей цели. Но, к сожалению, нежели к счастью, цель эта давно стала не стремлением, а смыслом жизни. Четыре месяца назад он ещё жил обычной жизнью дворянина, который мог и имел всё, чего можно было желать: любимую жену, детей, статус в светском обществе, славу непобедимого воина его императорского величества, верный десяток, прошедший с ним все самые жаркие битвы, поместье на живописных предгорьях Драконьего хребта, расположение руководства Братства. Но настал роковой день, когда рыцарь участвовал в очередной военной компании по захвату южных территорий материка во славу венценосца, а в это время его родной дом попал в самое пекло открытия Врат Ада, и это пекло уничтожило всю территорию на милю вокруг вместе с его семьёй. Семьёй… Молодая жена, ожидавшая мужа с войны, превратилась в прах вместе с дорогим и единственным сыном, надеждой воина на светлое будущее. Двухэтажная вилла рассыпалась в пепел. А демон, позволивший себе такое, с наглой улыбкой исчез, потерявшись из виду. Только его имя осталось осадком на душе воина. Убитый горем рыцарь потерял рассудок. Нет, он не стал рвать на себе волосы, ведь всё-таки смерти в своей жизни поведал немало. Нет, он не пошёл крушить всё подряд и видеть врага в каждом прохожем, потому, что трезвый расчёт всегда берёт верх в битве за выживание. Земля, на которой стоял его дом, была продана риелторам, жадно выхватившим неожиданную добычу, ведь любая недвижимость в цене. Даже имя своё он вычеркнул из списков ныне живущих, покинув Столицу. Михаил, гвардеец элитных войск императора, десятник, герой нескольких войн, погиб для этого мира, став безликим дезертиром. Прошлое сохранилось только в виде кружевного платочка, подарка жены, хранящегося во внутреннем нагрудном кармане лат в районе глухо бьющегося сердца. Рыцарь видел только один выход из своего положения.
Месть.
Всепоглощающая ненависть и месть вели его, давая жажду умиротворения в будущем.
И мужчина отправился навстречу своей судьбе в полной готовности. Первая наводка кузнеца вела его дальше на Север. По малейшим слухам и перешёптываниям охотник менял угол шага, ища свою дичь - демона, посягнувшего на его обитель и превратившего его дом в доменную печь. Стремясь нагнать его как можно быстрее. Его принципы сгорели вместе с прошлым. Честь заменила хитрость. Славу – отрешенность. Красноречие – скупость. Достоинство – одиночество. Никому он не позволит нести своё ярмо, никому он не расскажет своё горе. Он сам себе судья. И вердикт – отомстить. «Будь что будет»- последние слова, которые он произнёс своему прошлому. И исчез. Ушёл. Оставил всё. А теперь рыцарь нёсся к Мирному лагерю. Это была первая опорная точка, данная ему кузнецом. Шанс, что это тот самый приспешник Ада, а не бред надышавшегося жаром мастера ковки,- один на миллион. Но попытаться ведь стоит. Вдруг на этот раз великий Рэндом будет более благосклонен к отщепенцу?
Свернув с тракта к берегу озера, дабы передохнуть, он пристроился в тени большого валуна, ведь даже свет не любим им… Вдруг ветер пробил барьер дум человека, донеся до его мыслей жалостный щебет птицы. Склонив взгляд на звук, рыцарь увидел молодую сойку, что пыталась поведать какую-то тайну нежданному гостю. Немного послушав её монолог, он достал из вещмешка, что лежал рядом, корку чёрного хлеба и, отломив добротный кусок, подбросил к лапкам пернатого сказителя. Птичка, без многословий, взмыла в небо и отправилась в чащу, оставив отдыхающего одного, а его дар – на месте. С безмятежным лицом, будто ничего и не было, мужчина достал из мешка головку сыра и бутыль вина, которая помогала облегчить даже самые невыносимые душевные боли. За трапезой он не сразу и заметил, как вернулась сойка, а вместе с ней – выводок птенцов, кои только-только покидали пух и научились летать. Всё-таки люди, как звери, подумал воин, ведь также в нас теплица эта любовь к ближним, жажда помочь родным, близким, даже просто случайным встречным, а кто не проявляет чувств и не человек вовсе… Сказав благодарное слово, пернатые принялись за поедание угощения. И, пока рыцарь не доел свою порцию, сойки продолжали щебетать и поедать большой для них кусок хлеба. Мужчина же, недолго думая, подбросил им остатки своего куска, решив, что купит в ближайшей деревне свежего. Птицам и без того плохо живётся после снежной зимы, ведь пропитания не так уж много в окрестных чащах даже по осени, когда плоды деревьев наливаются соком, грибы вылупляются из корки земли после каждой утренней росы, да насекомые, разжиревшие, не особо пекутся о своей безопасности.
Закинув вещмешок за спину и, поправив перевязи с мечом и стилетом, рыцарь отправился от счастливых пернатых по своему тяжкому пути. Солнце падало с зенита, предвещая приход вечера, и мужчина собирался к ночи добраться до населённого пункта, чтобы купить коня и продолжить своё странствие, полное скорби и стремления. Увы, али к счастью, но это его стезя – быть одиночкой.









Экскурсовод Susanin
[Генерал-майор]
Дата: Среда, 03.10.2012, 15:36 | Сообщение # 6

Сообщений: 910

Подарки: 14 +
Репутация: 44 +
Статус: Ищет вдохновение

На данный момент всё, ждите в скором времени подчищенные оставшиеся главы :3









Окрыленный смертью NecroToTT
[Старейшина]
Дата: Четверг, 04.10.2012, 00:17 | Сообщение # 7

Сообщений: 9950

Подарки: 56 +
Репутация: 243 +
Статус: Ищет вдохновение

Susanin, спойлеры спасут мир. happy
Название на мэйнстрим смахивает: "Одиночка 3D". biggrin


В режиме "Наплевать". Активированы способности: "Ненавязчивый цинизм" и "Прогрессирующий пессимизм". Забил на творчество.
Время действия - надолго.




Экскурсовод Susanin
[Генерал-майор]
Дата: Четверг, 04.10.2012, 08:46 | Сообщение # 8

Сообщений: 910

Подарки: 14 +
Репутация: 44 +
Статус: Ищет вдохновение

NecroToTT, ну так глядишь и свершится тобою предрешённое - будет снят фильм wink









Окрыленный смертью NecroToTT
[Старейшина]
Дата: Четверг, 04.10.2012, 10:45 | Сообщение # 9

Сообщений: 9950

Подарки: 56 +
Репутация: 243 +
Статус: Ищет вдохновение

Susanin, да я то сначала и подумал, что здесь уже трейлер фильма есть.


В режиме "Наплевать". Активированы способности: "Ненавязчивый цинизм" и "Прогрессирующий пессимизм". Забил на творчество.
Время действия - надолго.




Экскурсовод Susanin
[Генерал-майор]
Дата: Вторник, 09.10.2012, 16:23 | Сообщение # 10

Сообщений: 910

Подарки: 14 +
Репутация: 44 +
Статус: Ищет вдохновение

Романтики с большой дороги

Идущий к вершине должен помнить, что дорога замениться бездорожьем. (с) Силован Рамишвили

Сумерки накатили на земли Империи. Ветер стих, а редкие порывы вдохновляли раскидистые кроны деревьев, что напевали свою песнь на струнах ветвей и листьев. По широкой дороге шёл рыцарь, чей путь пролегал к местной деревушке, где он рассчитывал купить коня, припасов, да продолжить своё странствие по залитому лунным светом тракту, ведущему к Мирному лагерю. Как он считал по наводке кузнеца, там сейчас обосновался демон, на которого и вёл охоту странник. Но не успел мужчина достигнуть промежуточной остановки, как вдруг в лесу раздался дикий девичий визг и радостный хохот в унисон с ругательствами толпы мужчин. Хотевший было проигнорировать эти звуки, воин сделал ещё пару шагов, но, после очередного крика, не выдержал и сорвался бегом на звук, вламываясь в лесную чащу. Ведь душа хоть и забыла, что такое «честь», но ещё помнит, что такое «рыцарь», а рыцарь обязан помогать страждущим! Как бы глупо это ни звучало.
Воин двигался в направлении продолжавшихся воплей, прорываясь сквозь кусты орешника и, чуть не врезавшись об очередной выскочивший как из воздуха ствол тополя, перехватил рукоять стилета, изготовившись кинуть его в противника. И враг не заставил себя ждать. Картина привычная для таких моментов, хоть на холсте запечатлей: молодая девушка была прижата и окружена толпой из семи человек самого что ни на есть разбойничьего вида. Недолго думая, случайный зритель метнул клинок в одного из стоявших к нему лицом бандитов, который так и упал замертво, ничего не поняв. Воспользовавшись общим замешательством, рыцарь метнулся к шестёрке и, вытаскивая из перевязи двуручный меч, изящно ткнул в живот только что повернувшегося парня лет двадцати пяти, отправив его в недолгий полёт в сторону своих товарищей, опрокидывая двоих из них. Следующим шагом меч уже блестит, как молния, и замертво падают двое, пытаясь достать из ножен короткие клинки. Ещё одному это удалось, но, после пары уклонений, его всё же достал слишком длинный меч противника. Три разбойника, что с трудом поднялись, сразу помчались подальше в лес от нахлынувшей беды в лице разъярённого странника с огромным двугранно-заточенным стокко.
Рыцарь не стал преследовать незадачливых грабителей, подобрал и вытер об одежду мертвеца стилет, да по всем канонам ещё оставшихся в душе принципов предложил свою помощь молодой девице восемнадцати лет. Дескать, вечер поздний, в округе всякая шваль слоняется, а он может спокойно препроводить до дома. Девушка, чей милый лик покраснел от слёз, а тело тряслось в холодном поту от неудержимого страха, приняла помощь от героя, пусть и не на белом коне, но, тем не менее, в достойной форме, показывающий всю благонамеренность мыслей и поступков этого человека. Она взяла под руку закованного в сталь мужчину и так вышла с ним на дорогу, по которой они и пошли, оставив в зарослях орешника четыре непогребённых трупа грабителей на произвол судьбы и ужин диких зверей.
Девушка, а точнее ещё ребёнок пятнадцати лет, рассказала, что приходится дочерью старосте местной деревушки, лежащей как раз по пути рыцаря, а на разбойников она вышла случайно, заблудившись во время собирания ранних ягод. Лукошко так и оставила где-то среди кустов малинника, когда на неё набросились бандиты. После - недолгая погоня, и вот её уже прижимают к дереву, собираясь связать и потребовать выкупа, если не совершить чего-нибудь более нечестивого… Но ей повезло, что в это время по воле Богов мимо проходил странник, так умеючи орудующий мечом, и чувство долга всё-таки ещё держится в его истлевшей душе. А рыцарь почти не слушал девушку, погружённый в свои, только ему ведомые мысли, брёл за ней, меланхолично кивая на монолог, изредка цокая языком или издавая звуки, похожие на согласие, мол, внимательно её слушает и проникается всем трепетом истории.
А сам, тем временем, вспоминал своё первое знакомство с павшей от пламени Преисподней женой…
…Стоял удушающий июльский день, он, тогда ещё молодой, только призванный к службе, неоперившийся юнец. На бедре висит новенький ученический клинок, не покидавший ещё пахнущие кожей ножны. Верхом на вороной лошади, с поручением наставника в седельной сумке, молодой Михаил гарцевал с прямой осанкой, гордый своим заданием. Кто же знал, что тот день станет новой вехой на его пути.
На очередном повороте он столкнулся с процессом грабежа какой-то разбойничьей шпаной почему-то неохраняемого дворянского кортежа. Пять лихих парней, вооружённых кто чем – вилы, колун, нож мясника и два клинка, видимо, украденных у расторопных родителей. Все забитые, с голодными глазами загнанных на дно шакалов, но будущий рыцарь не понимал этого, перед ним были грабители, посмевшие напасть на безоружного дворянина с семьей, а по имперским законам такой поступок приравнивался к смертной казни.
Михаил решил исполнить приговор. Не думая, как это будет выглядеть, ведь пятеро на одного всё-таки весомо, ведь это не сказка, где славный рыцарь сметает врагов с пути и спасает красавиц из лап драконов, это жизнь! Здесь нет места чести в бою с бесчестными, нет славы в бесславных битвах. Боем правят свои законы, которых ещё не знал молодой воин, но в нём было рвение, придавшее уверенности.
Грабители не ожидали атаки, уже собирались перейти к поножовщине, но, к их несчастью, Михаил сделал свой ход: взметнулся клинок – землю оросила кровь. Будущий рыцарь взревел, опьянённый запахом смерти, напугав грабителей, но они не стали убегать – наоборот встретили врага подобием строя. Но тут удивил дворянин – пожилой мужчина с густой сединой. В момент явления спасителя, во время его атаки, он выхватил инкрустированный драгоценными камнями с кулак величиной клинок, выкованный больше для пышных церемоний, нежели для битв, и вонзил его в спину одному из грабителей.
Перепугу неудавшихся разбойников не было предела. Очертя голову, оставшаяся тройка понеслась наутёк в лес без оглядки, бросив тела своих друзей…
Это дела давно минувших дней. Сам Михаил сильно изменился, но многое повидал, немало славных (и не очень) поступков совершил. Дворянин был отцом Маргариты, вывезший в тот день любимую дочку на привычную прогулку. Тогда и состоялась их первая встреча. После начались визиты в увольнительные, тайные встречи, первый поцелуй, через несколько лет благословение родителей и свадьба, первый, и единственный, сын. Вспоминать это всё больно, хотя и рыцарь и сделал зарубку на сердце зазря не убиваться - достаточно терзаний по отмщению.
Через полчаса дорога обогнула опушку и вывела к небольшой деревне в пятнадцать дворов. Во многих горел свет, не смотря на поздний час. Дочь старосты повела спасителя прямиком в центральную избу, где и жила с отцом, матерю и парой младших братьев, о которых все уши прожужжала воину, хоть тот и не слушал, но информацию уловил. Войдя в полутёмное помещение, рыцарь увидел в свете лучины привычный крестьянский дом: грубо сколоченный стол по центру комнаты, по бокам скамьи, в углу печь с отдушкой на улицу. Там же иконостас с изображениями: Рэндома – Бога тьмы, всего и ничего, удачи и причуд бытия,- и Леи – Богини жизни и смерти, семьи и одиночества,- Богов, что стоят на вершине Пантеона этого мира. Как-то вышло ещё в древности, что именно эти два Бога утвердили своё место быть в небесной иерархии. Пожалуй, идея жизни и смерти, тёмной ниши будущего и бутафории настоящего, того, что люди именуют одним словом «быть», поспособствовало утверждению Леи и Рэндома в божественном пантеоне мира сего. Были и другие Боги: Маласса – Богиня войны, Люцифер – Бог подземного мира… и многие другие, но именно эта пара была их прародителями и зиждителями.
В помещении ещё были три двери, что вели в спальни, и проём, закрытый ширмой – хозяйственный уголок. Вошедшим предстала картина трапезы: во главе стола сидел хозяин дома и глава местной общины по совместительству, по правую от него руку – жена, по левую – пустое место (видимо, предназначенное для дочери), и чуть дальше - два парня лет двенадцати, поедающие гречневую кашу за обе щёки.
При виде гостя староста тяжело встал со своего места. Удивление мигом улетучилась, после того как увидел дочь в платье с порванным подолом, покрасневшим лицом и грязью по всему телу.
- Что случилось?- на удивление вопрос звучал твёрдо, уверено, а задавался не девушке – рыцарю, за чьей спиной стояла жертва лесных бандитов. Видимо, воин ещё не растерял своего благородного вида, что способствовало возведению его в ранг спасителя.
- На вашу дочь напали в стороне от тракта разбойники, сэр. Я посчитал своим долгом спасти её.
Немногословный ответ поверг старца в ступор. Отправив сыновей спать, а жену с дочуркой попросив удалиться, он пригласил рыцаря, что без страха и упрёка спас его чадо, за стол и лично наложил полную тарелку каши. Пока спаситель не доел, хозяин дома не смел заговорить, лишь заворожёно смотрел на воина, вставшего против, как узнал из слов дочери, семи головорезов, но как только рыцарь отставил тарелку, староста начал повествовать:
- Пару лет назад, когда Империя начала в ускоренном темпе расширяться и погрязла в войнах, простым мирным жителям не стало покоя. В то время, как солдаты, геройствуя, сражались на рубежах, завоёвывая славу для себя и страны, деревни страдали нехваткой рабочей силы, потому что все способные и при деньгах ушли либо на фронт, надеясь завоевать славу, либо в города получать образование, чтобы после пойти на фронт уже в чинах, либо заниматься торговлей, чтобы получать с войны выгоду. Поля стали зарастать бурьяном, пашни гибли, ибо собирать урожай просто было некому, потому что рук не хватало… А ещё нужно было снабжать армию. Тогда начался голод. Выживали только деревни на отшибе, куда не добирались снабженцы, да крупные сёла, где умудрялись как-то ещё держаться… А вот маленькие деревушки, такие как наша, были обречены на вымирание, что, собственно, и произошло, хотя мы ещё как-то держимся. Молодые, что были не способны воевать за страну, вышли на путь грабежей и бесчинств. В районе нашей деревни образовалась небольшая банда разбойников, что нападали на крестьян да бедных купцов. Так на всём севере, потому что юг, где войны и стычки продолжаются до сих пор, хоть как-то патрулируется, а дальше нас только Мирный лагерь, чьи наёмники к нам не захаживают. Да, есть ещё варварские стоянки у подножия Птичьих гор, но они только по весне в охотничий сезон мимо проходят и то надолго не задерживаются в этих глухих для каждого человека местах. А сейчас, в весенний сезон, когда приходится существовать на оставшихся с зимы запасах, только редкие торговцы рискуют проезжать мимо, и то они становятся добычей этих ловцов удачи. Как они себя называют, романтики с большой дороги… Наслушались рассказов стариков о лихих ворах столичной окраины, и давай им подражать! Глупцы… Вор – это не абы как, а целое ремесло. Без мастерства даже в гильдию не берут. Раньше «вор» звучало гордо, поскольку гильдия была под крылом императора, выполняя щекотливые поручения, которые не дашь рядовым исполнителям. Зато они были преданы. Их уважали. Их боялись. А эти жалкие подобия джентльменов удачи годны только для мелкого ворья… Помню, было время, когда в гильдию брали только за заслуги. А сейчас этим званием одаривают каждого бюрократа, мелкого карманника и придорожный сброд. Прости, мне просто обидно, что какие-то мелкие сошки погубили одну из самых сильных канцелярий в империи. Я благодарен тебе, воин, за то, что помог моей дочери. Прости, деньгами одарить не смогу, но чем смогу подсоблю.
- Мне нужен конь и провизия на пару дней,- голос чуть дрогнул, поскольку внутри всё кипело от упоминания Гильдии воров, нанёсшей обиду в день ухода из города.
- Хорошо, ты получишь коня. Лучшего скакуна на всём севере! А сейчас, окажи честь, раздели эту ночь со мной, стариком, поведай истории своих путешествий. Странствующий рыцарь – штука для нас редкая…
Рыцарь не стал отказывать старцу, тем более, что спать особо не хотел. Всю ночь он травил байки о своих сражениях с мятежниками, повествовал, как с двумя друзьями охотился на драконов на хребте, да там и похоронил их… Только не упоминал он семьи своей, сословия, цели путешествия и, главное, имени. Ибо он, как лирик, отрёкся от него, и, как романтик, вышел на большую дорогу.









Форум » Кабинеты » Сказочный лес Susanina » Одиночка 3.0 (Всё ради мести)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017