[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Kaoru_Hitsuke  
Форум » Песочница » Малая форма » Истории наемников (Выкладываю за Квена, пока энтот лентяй не могет=)))
Истории наемников
Император GaMeKING
[Паладин]
Дата: Четверг, 18.08.2011, 16:57 | Сообщение # 1

Сообщений: 624

Подарки: 10 +
Репутация: 8 +
Статус: Ищет вдохновение

Когда молодёжь уже давно отдыхает под столом или скорчившись на лавочке, когда трактирные служки вытирают на бегу пот, таща очередные баклаги с выпивкой, а глаза седоусых ветеранов затуманиваются былыми битвами, кто-то обязательно спросит про отряд Олефандро. Цепкие зрачки живущих с удачей внимательно ощупают любопытного, словно бы взвешивая, стоишь ли ты ответа, и лишь потом струёй терпкого эля тянутся рассказы.
В среде наёмников масса команд самого различного, порою даже невообразимого состава. Это кузница кадров для крупных орденов и соединений, это основа воинского мастерства и реальная возможность применить (или подсмотреть) тактические решения. Олефандров лишь один из отрядов, не самый сильный, не самый лучший, не самый богатый. Чем же приглянулись ветеранам именно эти бойцы? О них есть что вспомнить…

Сводный отряд прикрытия, несколько мелких отрядов и даже одиночек, по дешёвке набранных в окрестных тавернах, вот из чего однажды выковалась боевая мощь удачливого подразделения. Там и гоблины попадались, и маги с варварами, и эльфы с полуэльфами, но в основном это были люди.
Король Утреннего Берега Троис с очередным порядковым номером вступал в войну неподготовленным. Сложная система политических союзов на поверку оказалась именно тем, чем мы её считаем – грязной трясиной, съедающей деньги и ничего не дающей взамен. Вот и случились королевские вербовщики, растрясающие казну по кабакам и харчевням, взамен собирая нестройные полки продающих свои мечи.
Эля! Больше эля, да побыстрее! Честный солдат хочет промочить горло!
О чём я?.. Да-да, вспомнил.
Судьба ли пошутила или боги благоволили Тронсу, но в ряды воинства попался Олефандро Крепостная Башня. Гномов тогда не знали, а потому считали коренастого силача, ломающего солдатские типовые клинки на спор тремя пальцами, просто низкорослым человеком. Он и бороды не носил, кто его знает почему.
Олефандро уважали уже тогда, хотя и был молод, к крепким рукам у него прилагались здравые мозги и удача, ну, то есть он был почти идеальным наёмником. А неумеренные способности к выпивке и с женщинами снискали бешеному гному славу не хуже воинской.
После того, как варвары набили друг другу морды, выясняя, кто будет главным, а у них в лесу, как известно, половина жителей вожди… короче, маршал Надаба озверел и указал пальцем с погрызенным ногтем на первого попавшегося. Вглядевшись в глаза гнома, Надаба как-то поостыл и безотчётно спрятал руку за спину. Нехорошо, знать, посмотрел на него Олефандро. Пока дружно молчали и сопели, шустрые королевские писцы вписали гнома лидером сводного отряда.
Лидер выделил троих офицерами. Кто-то из благородных вякнул против и был изгнан из отряда. Возмущение других было прервано без особых затрат времени, дополнительно сэкономив казне ровно две серебряные монеты. Трое сильно умных убрели за ворота, а вольница поостыла.
Лагерь наёмники вынесли за стены замка. Вечер ушёл на опохмел, игру в кости и подгонку вооружения. Король расщедрился выделить кольчужной ткани и семислойных кожаных щитков, крепко припёрло, видать. Тем же вечером в палатке лидера собрались начинающие офицеры. Разговор был коротким, громким и неутешительным: отряд представлял скорее потенциальную, нежели реальную воинскую силу.
Вечером среди наёмников зарезали пару шельм, а утром повесили пару-тройку воров, так что к обеду отряд составлял 631 бойца, 11 кашеваров, блохастого пса Везунчик и несколько мер относительно ровно распределённых по лагерю вшей.
Всю ночь Олефандро мочил усы в эле, так что утрешний строй он обходил сумрачным и взъерошенным. Вестовой принёс приказ держать переправу через Совр, это было третьесортное направление. Со вкусом рыгнув в лицо вестового, гном забрал приказ и очень громко его зачитал перед строем, пропустив титулы нанимателя, но уделив должное внимание оплате и условиям.
К обеду выдвинулись на место.
Приятное место, если о войне не думать. Узкие перелески, а всё больше выкошенные луга примыкали к броду, пересекающему широкий плес. Запахи трав подгонялись боковым ветром, ни нашим, ни вашим.
Солнце после 3-х дождливых дней так и не показалось, тёмными и светлыми боками тучи царапали по деревьям. Сырая погода укрепила песок на обоих берегах. Последнее обстоятельство было неутешительным для обороняющихся, ищущих любое возможное преимущество. Слева из песка вздымались скальные куски, а справа берег превращался в надёжное болото.
В общем, поле будущего боя оказалось весьма ограниченным по площади, о засадах и сюрпризах стоило забыть. Данный факт Олефандро признал за преимущество, с тоской глядя на бесконечную возню своего отряда. Снова и снова он осматривал поле, и опять возвращался к мысли, что любая мало-мальская пехота без труда пройдёт это поле и положит наёмников без остатка, причём потери этой самой пехоты составят в лучшем случае полчаса времени.
Требовалось придумать хорошую хитрость.
Легко сказать.
Впрочем…
-- Задание у нас особое, – начал речь лидер. – Разведка сообщила, что через эту переправу планируется марш-бросок принца Фуэ с гвардией. Если разобьём отряд и пленим принца, наша награда будет очень, я подчёркиваю – очень щедрой!!!
Глаза наёмников блеснули алчностью, нестройный гул поразил строй, сразу забывший о дисциплине. Всем было интересно, как много входит в понятие «очень».
Незамеченный и резонно опасающийся излишне разумных вопросов, гном скользнул в свою палатку.
Вестового он тотчас отослал к Надабе, затребовав копья и стрелы, как можно больше. Копья прислали, со стрелами оказалось хуже. Снабжая в первую очередь регулярную армию, канцеляр пожалел снабдить ещё и сброд, потому прямослойного припаса пригнали один неполный малый возок, для полтораста лучников отряда это 8, ну, пусть 10 выстрелов, не больше.
Удача благоволит отчаянным. Долго будут спорить историки королевства Утренний Берег, давно уже вошедшего в Империю, кто и как сообщил Олефандро место нанесения вспомогательного удара личной гвардией принца Фуэ. Ответ прост – никто. Гном призвал на помощь своему отряду самый лучший боевой перк, каким только может обладать отряд наёмников – жадность. И угадал, сам того не подозревая.
К вечеру дозорные засекли пару всадников, мелькнувших среди кустов за рекой. Вынесенный вперёд дозор из побитых волков войны сделал круговое движение руками и показал пальцами два. Не так уж и далеко, можно разглядеть. Молодёжь, поставленная в ближнем кустарнике больше чтобы не мельтешить под ногами, прибежала сама, громко вопя о врагах, окружении, штурме и скорой атаке. Скорая атака проходила по разряду белой горячки, так что после нескольких попыток успокоить «дозорных» лидер рявкнул на них так, что по долине пошло эхо. Помянув всё многообразие их половых пристрастий, гном отправил молодых спать.
Бывалые только ухмыльнулись в усы на все эти вопли. Вряд ли принц Фуэ сделает наёмникам такой подарок, как переправа в сумраке на незнакомой местности на укреплённые позиции.
Через час в лагере не спали только охрана и маги, которые, кажется, вообще никогда не спят. Боевые чародеи неторопливо обновляли арсенал боевых заклятий и подкапливали энергию в медитативном трансе. Один из варваров попробовал запеть что-то заунывное, но метко брошенный сапог закончил сольный проект в зародыше. Обиженный варвар пересел к соседнему костру и незаметно задремал.
За тучами скользит диск малой луны, тускло просматриваясь и шняряя среди тёмных и светлых пятен неба. Словно матёрый волчара или даже оборотень, каких, говорят, полно в юго-восточных областях, лунный пожёванный щиток то погружается в облачные кущи, то выныривает, облизываясь и взблескивая ярким глазом.
Поднялись тихо и построились до утра. За камнями встали несколько малых отрядов, а на самих камнях угнездились лучшие лучники со строгой задачей отстреливать офицеров врага.
Основная масса войска встала с расчётом на встречный бой, в 6 рядов. Перед рядами легли длинные копья, сводная рота лучников вслушивалась в ветер и поскрипывала тугими налучьями: упёрся коленом в накладку, короткое движение руки, и вот уже гудит тетива.
Росяные травы освобождались от тугих капелек и медленно выпрямлялись, словно строй копий вставая в полный рост. Небо в целом очистилось, только на закате притаились короткие облачка. Восход заалел, зацвёл, тетива восточного горизонта вздулась и выстрелила солнечным диском. Вокруг зашевелились длинные утренние тени.
Над наёмниками стоял злой шёпоток: молодёжь подбадривала себя, ветераны обрывали разговор коротко. Чуток погодя молодые снова пытались разговорами бороться то ли со свежестью утренней, вгоняющей в дрожь, то ли с волнением своим.
Гном скоблил куском песчаника свою малую секиру, целиком, вместе с ручкой, выкованную из доброго подгорного железа. Он бурчал себе под нос, а брови вздрагивали, когда взгляд обегал поле.
Короткое ржание. С десяток лучников тугой пружиной развернулись на месте, высматривая рубчатыми наконечниками цель. «Тихо!» – рявкнул офицер над стрелковой ротой. Из-за леска выскочили 3 всадника. Они приблизились, штандарт Троиса болтался мокрой тряпкой, но выглядели приезжие браво. Браво, но хмуро.
Старший развернулся и коротко доложился гному. По рядам тихонько пробежало: «Представитель королевский, высматриватель…»
С той стороны на поляну выбрались стройные ряды, и добрый матерок разгулялся по рядам отряда наёмников. Тяжёлая пехота, страшный враг, в строю каждый стоит за десять наёмников. Немного, сотни две, но этого за глаза хватит, чтобы разметать лишь вчера собранное войско. Однотипно вкованные в доспехи воины, в руках щиты, метко прозванные «дверями», взблескивают клинки, движения слаженные.
Гном вытянул шею и зло пригнулся. Наблюдатель королевский с силой вытер пересохший рот латной перчаткой и не заметил капельки крови, заторопившейся по подбородку. Однако, наёмники и не думали унывать. К баснословной обещанной награде просто добавились 200 комплектов хорошего доспешного вооружения.
-- Сколько шагов идёт стрела? – спросил вдруг Олефандро, не оборачиваясь, офицера стрелковой роты.
-- Шагов 350 будет, без ветра.
-- С 300 шагов бить залпами!
-- Но за 300 шагов стрела не пробьёт сплошного доспеха! Она его вообще не пробьёт…
-- Приказ ясен?!
-- Ага.
-- Исполнять!
Офицер бросился к своей роте, чтобы выполнить откровенно глупый приказ военачальника. В действующей армии охота спорить с руководством выветривается первой.
Прогнусавил рог, и строй латников врага полился вперёд. Ему предстояло пройти короткий берег, шагов 150 брода, снова берег и, наконец, подъём с невысоким уклоном, это ещё шагов четыреста. Затем – бой.
Наёмники не спешили брать в руки копья, зачем тратить силы? Но стену щитов всё-таки собрали, короткий арбалетный болт обожает глупых и оптимистов.
Вот латники вошли в воду, строй чуть нарушился и сразу же выправился. Вот перетекли брод и вышли на берег, неумолимым ровным шагом приближаясь к отряду. Чёрно-зелёные флажки на шлёмах, всё остальное – сплошное железо, ходячая крепость.
-- Если бы я командовал этим отрядом, я бы встретил их на берегу. – громко, даже с вызовом сказал офицер-наблюдатель.
-- Если бы ты командовал этим войском, ты бы положил его на берегу в первой же стычке, выставив лёгкую пехоту против тяжёлой и не додумав воспользоваться преимуществом открытого поля. – ехидство плескалось в словах гнома.
Офицер отвёл глаза, сообразив справедливость слов наёмника.
-- К тому же в тяжёлом вооружении… – гном обернулся и улыбнулся наблюдателю одними губами. – Пускай побегают.
Навстречу наступающим уже неслись файерболы, они не пробивали магический щит гвардии, но постепенно истощали его, отбирали силы. Да и отвлекали неплохо…
Прогнусавил рог, и строй латников врага полился вперёд. Ему предстояло пройти короткий берег, шагов 150 брода, снова берег и, наконец, подъём с невысоким уклоном, это ещё шагов четыреста. Затем – бой.
Наёмники не спешили брать в руки копья, зачем тратить силы? Но стену щитов всё-таки собрали, короткий арбалетный болт обожает глупых и оптимистов.
Вот латники вошли в воду, строй чуть нарушился и сразу же выправился. Вот перетекли брод и вышли на берег, неумолимым ровным шагом приближаясь к отряду. Чёрно-зелёные флажки на шлёмах, всё остальное – сплошное железо, ходячая крепость.
-- Если бы я командовал этим отрядом, я бы встретил их на берегу. – громко, даже с вызовом сказал офицер-наблюдатель.
-- Если бы ты командовал этим войском, ты бы положил его на берегу в первой же стычке, выставив лёгкую пехоту против тяжёлой и не додумав воспользоваться преимуществом открытого поля. – ехидство плескалось в словах гнома.
Офицер отвёл глаза, сообразив справедливость слов наёмника.
-- К тому же в тяжёлом вооружении… – гном обернулся и улыбнулся наблюдателю одними губами. – Пускай побегают.
Навстречу наступающим уже неслись файерболы, они не пробивали магический щит гвардии, но постепенно истощали его, отбирали силы. Да и отвлекали неплохо…

(2)

Эля, настоящего эля, да чтобы кружка клеилась к столу!
Не тех помоев, что подали в прошлый раз!
А, это ты? Садись, бери кружку и выпей за бесстрашных воинов, живущих битвами!
Пей, я сказал!
Пей, а я расскажу про самого Олефандро. Живая легенда братства продающих мечи и посохи, бешеный гном начал свою карьеру в войне Трёх Армий. На тебя, да и на меня тоже, буду откровенным, родители ещё заявку небу не оформили, когда Олефандро Крепостная Башня вошёл в историю. История пишется умниками, но сначала делается добрыми клинками, посохами и мозгами.

Троис оставил свои приграничные земли и лихо маневрировал, отдавая площади в обмен на инициативу. Любой ценой скостить численный дисбаланс, хотя бы и за счёт лучшего знания местности. Отряды отходили, но враг не питал иллюзий: война ещё впереди, а это так, тренировки в приближенных условиях.
Три большие армии направил Союз Южных Королевств против Утреннего Берега. Именно три, потому что три дороги ведут к столице под флагом династии Троис. Левый тракт вдоль берега моря, по пустошам, взгорьям и всякое. Центральный – вдоль подножия гор, леса здесь порезаны спрямлёнными хребтами, поля крестьянских старшинств соседствуют со степными лоскутами, упирающимися либо в узкие, глубокие реки, либо в монисто озёр. Это житница королевства, его нутряной жир и ценный мех. Правая дорога, заброшенная купеческими караванами, лавирует между поросшими лесом сопками, мало свободного пространства, к тому же даже самые замурзанные, замызганные сёла здесь почти не встречаются.
Армия маршала Надабы оседлала проходы центрального тракта, здесь встречались крепостицы, два древних оборонительных рва воткнулись с маху с одной стороны в озеро Жданное, с другой – в болотную грязь. На таких рубежах тройное превосходство в силах – не превосходство.
Армия принцев Троиса Троиса и Громота Троиса, забравшая львиную долю конницы, закрыла прибрежные пустоши, чтобы в бесконечных тактических манёврах переиграть аналогичную армию врага.
Правая дорога, такая же значимая, но менее удобная для обороны и обеспечения, досталась наёмникам.
Расстояние между дорогами огромное, так что действовать частям войск Троиса предстоит самостоятельно.
Всё-таки, гномы двужильный народ. Вестовые сменяются, падают спать, не снимая пропахших едким лошадиным потом курток, чтоб через полдня или полночи снова прыгнуть в седло, а Олефандро скачет и скачет. Он не выпускает из рук красивую, с завитушками, восхвалениями и благословениями, на тканой основе карту серии пустых долин, где наёмникам предстоит отрабатывать честное серебро. Он то шепчется с боевыми магами, то выдаёт заковыристые проклятия на тыловые жиры создателей этой карты, на которой пропущены целые горные пики, что уж говорить о долинках и речушках.
Неделя, приказ продержаться неделю. А пройти узкости можно за два дня быстрым шагом, с обозом – за два с половиной. Дальше голые земли, ищи и лови.
Перед целой армией врага одним соединением. Без хитростей никуда.
В двух днях от входа в цепь узловатых долин, собственно, на выходе из них сводный отряд стал лагерем. Подъём, прижатый к реке и огороженный двойной толщины палисадом из свежего, пахнущего смолой и хвоёй леса. Палатки, навесы, запасы дров и амуниции. Блеют бараны на лугу напротив, складированы под навесами бесчисленные тюки с зерном и глиняные ёмкости с водой, связки душистого лука и налитого соком чеснока, мешки с сухарями. Здесь же, немного поодаль, несколько походных кузниц и шорное ремесло. Конечно же, куда без них, пара торговцев оружием и хламом, эти из всех зол боятся только убытков.
Воины не суетятся в лагере, это тебе не рыцарское ополчение, спешащее украсить поля своими телами. Но и не дружинные, чей рафинированный порядок почти век служит неистощимым кладезем героических поэм и похабных анекдотов. Нет, наёмные труженики войны в своём лагере скорее похожи на волков после солидного ужина. Нет смысла тратить силы зря.
Кто-то неторопливо бережно подлаживает доспехи, обколачивает свежий щит железными полосами крест-накрест. Или впал в философскую задумчивость, ширкая оселком по лезвию. Другие спят либо показывают молодым приёмы боя. Многие на берегу, искупнуться в такой душный денёк самое то.
Возле одного костра смех. Можно поручиться, что там снова звучит история, как лидер облапошил принца вместе с его гвардией. Много раз рассказанная, она не теряет слушателей, особенно пришедших в отряд позднее.
Ни у кого не болит голова за исход войны или сражения. На то есть лидер.
Лесная дорога. Не особо ровная, но с чувством утоптанная, она стелется через большой лес, привязанная к горам. Ни обойти, ни пройти параллельно, лес настоящий, не чета перелескам северной части королевства. Конечно, можно и восточнее, там, в дне пути, среди почти скрошенных безжалостным временем скал есть… нет, не дорога и даже не путь, есть возможность пробраться, если охота ноги ломать. Дорога же только здесь, две повозки свободно разъедутся, даже три смогут, если возникнет необходимость, пока ни разу не возникала.
Лесная дорога извивается походкой пьяного, однако, настоящих поворотов мало, всё больше довороты. Далеко вперёд просматриваются относительно сглаженные участки. Деревья ухватисто сжимают пыльную дорожную вытоптанность, 3-4 шага в сторону и сплетённые кусты встанут непреодолимой стеной. Один или двое всегда проберутся, обдерутся в кровь и пролезут, но сколько-нибудь значительный отряд провести и думать не смей.
Зато каждый поворот естественным образом роскошное место для засады. Побывавший под злобным валом стрел невольно сжимается на таких поворотах, живо представляя, как его, любимого, пропарывает гранёное острие, таща за собой древко и оперение.
А вот это место и вовсе напрашивается быть засадой. Большая поляна вбок, на той стороне взгорок.
Олефандро соскочил с коня и кивнул сопровождающим. Те чинно ссыпались с сёдел, неполные три десятка. Он же показал рукой на поросший зеленотравьем подъём:
-- Оборонительный господствующий над местностью навал из местного материала, как положено. Ров, полупроходы, выносы. За ним две вышки с бортиками. До вечера.
Остроухие сухощавые воины помрачнели на глазах. Рубить лес, даже чужой лес, даже в такой ситуации… эльф не будет. Строители они отменные, и рук хватает, но…
На гноме скрестились обещающие много интересного взгляды.
Лидер хмыкнул и продолжил, как ни в чём не бывало:
-- Из мёртвого лесного материала.
А, ну, так ведь это же совсем другое дело! Сухих ветвей много, старые деревья переплелись сучьями, почистить бы этот лес, облагородить, какая красота бы получилась! Соберём, свяжем, закрепим так, что ни одна сволочь не сунется.
Олефандро помолчал.
-- Сильно ли будет гореть этот лес?
-- Как сухая трава, лидер. Но если вы будете жечь леса короля, ему это не понравится.
-- А зачем нам его жечь? – лидер поставил эльфов в тупик одним невинным вопросом.
Они переглянулись и дружно повернули лица к старшему среди них. Тот тоже пожал плечами.
Гном же оглядел поляну и довольно прищурился, на один удар сердца, не больше, превратившись из доблестного воина в хозяйственного мужичка-селянина с хитринкой.
Да, небольшой отряд на этом месте может изрядно попортить кровь войску врага. Продержаться длительное время, положить множество атакующих. И героически погибнуть, другого выхода с поляны нет, вырваться нереально. Эльфы спокойны, они уже за работой, они не будут оборонять это укрепление. Никто не будет подставлять под верную смерть лучников такого класса.
Правда, ведь?
-- Слушай, а как вот так сразу Олефандро лидером стал?
-- Что, правда, не знаешь? Он несколько лет наёмничал, сначала запускал в общий круг договора свою подпись, потом десяток водил. На эту войну неволей нанялся, с заработками не подвезло. Полусотню без трёх поставил под флаг Троиса.
-- А зачем нас каждое утро гоняют делать строй? В этих жутких доспехах…
-- Сам додуматься не можешь?
-- Неа.
-- Да это же легко додуматься! Сам подумай, зачем нас гоняют строем? Для чего? Любой дурак легко догадается, что… э-э… так приказал лидер.
-- Гы. То я не знаю, чего он приказал. Мне интересно, зачем?
-- Зачем? Рэндом его знает, зачем. Но, видать, придумал что-то.
-- Эй, караул! Смена пришла!
-- Сейчас, спускаемся.

Полулигой дальше рыжий капитан подозвал пару подчинённых самой отвязной наружности. Положа руку на сердце, не все члены братства продающих мечи и посохи благородны. Встречаются и менее гордые, способные воспользоваться ситуацией и списать издержки производства на войну, например. Эти двое вполне походят на рыцарей дорожного ремесла.
-- Какие деревья подойдут, чтобы устроить достоверную «лесную дулю»? Сможете определить? – голос капитана был сух и деловит.
Кусанный не одной стрелой, капитан давно приметил эту пару ладных, в общем-то, солдат, приметил и запомнил к случаю. Среди наёмников любой талант однажды найдёт должное применение.
Завал, получающийся при хитро рассчитанном падении деревьев на дорогу, требует немалой инженерной квалификации, или определённого опыта жизни в лесу. Для конного он совершенно непроходим, для пешего немалое препятствие. Подрубленные деревья ещё и не срываются с родных корней, они перекручиваются, мешают кроны, не отодвинешь, не уберёшь.
Целые караваны с серьёзной охраной находили иногда в глухих местах между вот такими вот «дулями», раздетыми-разутыми, без жалости посеченными и без добра.
Один из солдат осклабился при столь откровенном предложении, в глазах заблестели весёлые огоньки:
-- Да нам с Шаламой такие…
Краем глаза он поймал явную злобу на лице дружка, сообразил что-то, мигом вытянулся и доложил по всей форме:
-- Мы попробуем, капитан!
-- Приступайте! Сделайте на выбранных стволах широкие затёсы, подрубать не надо. Арбалеты есть? Хорошо, пару штук поставьте самострелом.
И поспешил к своей лошади. Бешеный гном не расположен долго ждать.
-- Новенькие арбалеты на самострел? – раздался у него за спиной звучный ах, прерванный парой оплеух.
-- Не тебе, сопля, обсуждать план самого Олефандро! Как сказали, так и сделаем.
Уже взявшись за грубую и тёплую гриву лошади, капитан посмотрел на происходящее на красивом, самолично им выбранном повороте.
Один из наёмников с томной миной прислушивался к шуму ветра в кронах, затем постучал суставом фаланги большого пальца по коре ближайшей сосны. Цепко окинул другой ствол, отрицательно качнул головой и стал промеривать дорогу поднятой здесь же палкой. Полудесяток гурьбой следом, искренне привлечённый этаким шаманством.
Стратег-маршал Тарано оглядел ряды тяжёлой и лёгкой пехоты, лучников, бодро танцующие в нетерпении полные эскадроны лёгкой и тяжёлой конницы, десяток огров, с сопением прущих огромные, окованные кольцами стали дубины. Следом ещё пехота, новые отряды конницы. Тарано почувствовал себя богом, маленьким богом этой кишки долин, речек и лесных массивов.
Почти 20 000, большая, очень большая армия.
И против всей этой целеустремлённой массы горстка наёмников? Смешно!
Никто не собирается недооценивать этого самого Олефандро, но чего стоят бродяги войны перед полками Южного Союза при таком превосходстве? Чего стоят измышления самоучки перед военным гением Академии манёвров и совершенствования, гулкие коридоры которой прошли все до единого офицеры Правой армии?
Тарано почувствовал себя игроком в Тактику Героев, набирающую популярность в обществе настольную игру, требующую незаурядных способностей и внимания. Игроком, которому случайно дали слишком большую фору.
Несколько копейщиков в строю на ходу переговаривались. Негромко, не теряя ли лица, ни выправки, потому что по болтунам кнут плачет. Сильно и долго. Иногда десятник бывает очень убедительным, но разговор зуделся и царапался.
-- А секира у него заговорённая, любой доспех как бумагу пластает. В стычке на Сорве лично полсотни положил, любой щит в щепки!
-- Ерунда, бешеный гном силён лучниками. Годами собирал мастеров, один к одному. Офицер Рэсс по нечаянной трезвости офицеру из 6-й сотни рассказывал, что его знакомый в плену. Лучники наёмников так страшны, что когда по птице пролетающей враз десяток стреляет, то птицу в перья, а на каждом наконечнике кровь находят. Тренируются они так.
-- Не гном это, а колдун. Где его поминают, там он всё знает и слышит!
-- Да не, обыкновенный человек. Росту большого, руки как ноги наши, и весь в мышцах.
-- Гвардию разбил мгновенно. Гвардию-то! А уж нас как семечки…
-- Эй, молча можете идти? И так на душе кошки когти точат.
-- Стро-ой! Подтянись!

Фсе. Остальное - после, как будет не лень=)


Быть в хорошем настроении - причинять муки своим завистникам
Бойтесь меня,завистники-ибо я ваша вечная мука=)))




Окрыленный смертью NecroToTT
[Старейшина]
Дата: Пятница, 19.08.2011, 02:37 | Сообщение # 2

Сообщений: 9950

Подарки: 56 +
Репутация: 243 +
Статус: Ищет вдохновение

Круто. Вот только конец первой части два раза повторяется... Х)


В режиме "Наплевать". Активированы способности: "Ненавязчивый цинизм" и "Прогрессирующий пессимизм". Забил на творчество.
Время действия - надолго.




Хранительница Elly
[Старейшина]
Дата: Пятница, 19.08.2011, 07:25 | Сообщение # 3

Сообщений: 5499

Подарки: 51 +
Репутация: 257 +
Статус: Ищет вдохновение

Quote (GaMeKING)
Эля, настоящего эля, да чтобы кружка клеилась к столу!

вот это то, что серьезно убивает на повал biggrin первый раз когда читала у Квени , там тоже Эля да Эля biggrin






Император GaMeKING
[Паладин]
Дата: Пятница, 19.08.2011, 15:18 | Сообщение # 4

Сообщений: 624

Подарки: 10 +
Репутация: 8 +
Статус: Ищет вдохновение

LaLaMury, естесна=)) Это же Квен...


Быть в хорошем настроении - причинять муки своим завистникам
Бойтесь меня,завистники-ибо я ваша вечная мука=)))




Хранительница Elly
[Старейшина]
Дата: Пятница, 19.08.2011, 18:05 | Сообщение # 5

Сообщений: 5499

Подарки: 51 +
Репутация: 257 +
Статус: Ищет вдохновение

GaMeKING, и не говори smile






Форум » Песочница » Малая форма » Истории наемников (Выкладываю за Квена, пока энтот лентяй не могет=)))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright MyCorp © 2020